Для президента Трампа вся дипломатия является личной, особенно двух сильных азиатов, которых он больше всего стремится преследовать — Ким Чен Ына из Северной Кореи и Си Цзиньпина из Китая.

Но «Медовый месяц» Трампа и Ким Чен Ына внезапно закончился во Вьетнаме в прошлом месяце и он считает, что соглашение между страной и сделка с недвижимостью между боссами не отличается твердым убеждением и теперь сталкивается с еще одной мрачностью со стороны китайского президента.

В торговых переговорах с Китаем (возможно, позже с Си Цзиньпином) Трамп надеется преодолеть десятилетия недоверия и подписать соглашение о прекращении ожесточенной торговой войны между двумя крупнейшими экономиками мира.

Но поражение во вьетнамской столице Ханое — Трампа не только не смогло достичь соглашения, но и далеко от Ким Чен Ына — выявило фундаментальную слабость в его переговорах по достижению соглашения: он считает, что блеф и личное принуждение могут быть преодалены, укоренившиеся различия и недостатки в подготовке.

Это также показывает, что сильный энтузиазм Трампа по налаживанию отношений так же труден, как и переговоры с демократически избранными лидерами.

Больше, чем Ким Чен Ын, Си Цзиньпин привнесет сложные элементы силы и слабости в встречу с Трампом. Не говоря уже о том, как Трамп отреагирует на эти реалии, некоторые люди беспокоятся о том, что он пострадает от тех же ловушек и недоразумений, с которыми он и северокорейский диктатор разговаривали.

У китайской стороны тоже есть подобные сомнения. Встреча лидеров двух стран в «Мар-а-Лаго» Трампа в Палм-Бич, штат Флорида, должна была быть отложена, главным образом потому, что Китай обеспокоен тем, что президент покинет Си Цзиньпин, как если бы это был Ким Чен Ын. Стол переговоров.

«Трамп играет в том же шоу», — сказал Эван С. Медейрос, бывший советник президента Обамы по Китаю, сообщает newsli.ru. «Но это в корне неверно, имеете ли вы дело с сильным лидером в тоталитарном обществе или с сильным лидером в плюралистическом, интегрированном обществе».

В обоих случаях Май Айвен сказал, что президент полагается на свою личную харизму и способность видеть людей и приспосабливаться к ситуации, убеждая другую сторону согласиться на сложные структурные изменения: пусть экономика Китая возглавляется страной. Была внесена серьезная корректировка, чтобы Северная Корея могла отказаться от ядерной программы, в которой династия Ким рассматривалась как база выживания.