В субботу, 8 декабря, состоялась очередная акция протеста «жёлтых жилетов». Среди демонстрантов – много молодёжи. Многие надевают защитные средства – шлемы и маски, которые они отказались снять по требованию полиции и блокировали часть парижской окружной дороги. Полиция пыталась их рассеять.

По мнению журналистов, дело уже далеко не только в протесте против повышения цен на топливо. «Сегодня 23-летняя Патрисия и её 33-летняя сестра Лоранс из парижского пригорода впервые вышли на демонстрацию. Они говорят о схожих вещах: богатые становятся богаче, страна нуждается в президенте, который её понимает, а низшему среднему классу нужно помогать», -  отмечает издание Local.

Полиция подогнала к Триумфальной арке  тяжёлую технику, не позволяя людям подойти ближе. На парижских бульварах сооружают баррикады. Полиция применяет на Елисейских полях и в других местах слезоточивый газ и водяные пушки, настаивая при этом в своём твиттере, что её действия направлены не против мирных демонстрантов, а против хулиганов.

В Гренобле арестован за организацию несанкционированной демонстрации лидер местных «жёлтых жилетов» Джульен Террьер. Помимо него, полиция задержала ещё 15 чел.

В Монтобане, главном городе  департамента Тарн и Гаронна, населением чуть больше 54 тыс. чел., протесты проходят спокойнее, чем в столице. Люди вышли, чтобы выразить протест действиям французской полиции, которая поставила на колени протестующих против реформы образования школьников и студентов.

В Марселе, где демонстрация началась вполне мирно, начало нарастать напряжение. Протестующие в районе Вье-Порт создали буферную зону между собой и сотрудниками сил безопасности, забрасывая их петардами и выкрикивая лозунг «Макрона в отставку!». Правоохранители ответили им оглушающими гранатами.

В г. Сент-Этьен, департамент Луара, демонстрации также закончились столкновениями протестующих с полицией. Около 200 манифестантов столкнулись с силами правопорядка, пытавшимися помешать им захватить здание префектуры. В сторону полицейских летели камни и стеклянные бутылки – те, в свою очередь, применили слезоточивый газ. Задержаны около 20 чел. В ходе беспорядков молодые люди перевернули и подожгли полицейскую машину. В общей сложности в демонстрации приняло участие 2000 чел.

Столкновения с полицией отмечены и в городе Бордо. Здесь утро также начиналось спокойно. Однако, когда манифестанты приблизидись к центральной площади города Пэи-Берлан, они вступили в столкновения с полицией – многие один-на-один. В ход пошли оглушающие гранаты, которые полиция бросала в манифестантов, а те – швыряли обратно.  В результате столкновений многие получили ранения, в т.ч. довольно серьёзные.

Жители престижного XVII аррондисмана Парижа предпочитали наблюдать за демонстрацией с балконов.

Поздно вечером министр внутренних дел Франции обнародовал обновлённые данные по протестам. Он сообщил журналистам, что по всей Франции участие в манифестациях приняли 125 тыс. чел., из них 10 тыс. – в Париже. Полиция провела 1385 задержаний. Были ранены 118 гражданских лиц и 17 сотрудников сил правопорядка.

Но уже утром в воскресенье 9 декабря данные вновь были уточнены: число задержанных составило 1726 чел., о чём сообщил глава МВД Кристоф Кастанер. По его информации, по меньшей мере 1220 чел. поместили под стражу. Больше всего активистов задержали в Париже: было задержано 1150 чел, из которых 619 заключены в тюрьму. Большинство помещённых под стражу подозреваются в «заговоре с целью совершения насилия» или «подстрекательстве к совершению преступления». У отдельных протестующих, по сообщениям полиции, было найдено оружие.

Требования протестующих.

Акции «жёлтых жилетов» начались с протеста против введения экологического налога на топливо, что вело к повышению цен. Но очень скоро требования протестующих вышли далеко за рамки цен на дизтопливо и бензин.

К настоящему времени протестующие выработали пакет из 42 требований, которые предъявили властям. Среди них:

- повышение минимальной зарплаты до 1300 евро, пенсии – до 1200 евро;

- снижение пенсионного возраста до 55-60 лет;

- ограничение миграции и депортация беженцев, не получивших убежища;

- назначение всем депутатам зарплаты в размере не выше среднемесячной зарплаты по Франции (точь-в-точь повторяет требование Парижской Коммуны);

- повышение налога на богатых;

- запрет на зарплаты выше 15 тыс. евро.

К акциям «жёлтых жилетов» уже присоединились студенты, требующие изменения правил поступления в вузы и отмены повышения стоимости обучения для иностранных студентов. В акциях намерены участвовать железнодорожники, весной не сумевшие добиться послабления реформы трудового законодательства. Врачи и медсёстры собираются протестовать против закрытия провинциальных больниц и снижения финансирования здравоохранения. В общем, в акциях протеста собирается участвовать вся страна.

Боевое крыло протестантов составляют антифа и левые радикалы. К ним намерена присоединиться цветная молодёжь из «Adama committee», регулярно громящая пригороды Парижа. Один из лидеров движения 33-летний дальнобойщик Эрик Друэ призвал активистов занять на этих выходных Елисейский дворец (что протестантам пока не удалось осуществить).

Народ объединяется.

«Жёлтые жилеты» сумели осуществить то, что ранее казалось невозможным. Они сломали систему разделения народа на правых и левых, которую десятилетиями насаждал истеблишмент, действуя в русле старой колониальной политики «Разделяй и властвуй»! В их рядах свободно смешались троцкисты и националисты, сторонники Марин Ле Пен и приверженцы Меланшона, коренные и «понаехавшие» французы, горожане и сельские жители, анархисты и коммунисты.

Причина, как полагают обозреватели, заключается в том, что «жёлтые жилеты» объединили миллионы людей, ранее считавших себя средним классом, а сегодня неумолимо скатывающихся в нищету.

«Раньше было как – были бедные, были богатые, были те, кто в серединке, - рассказал журналистам Guardian строитель из Тулузы.  – А  сейчас остались только бедные и богатые, посередине – никого. Мы дошли до точки невозврата». На этой платформе и объединяются миллионы французов.

«Вы, там! Вы все не нужны» -  передал протестант, пожелавший остаться неизвестным, французской правящей элите. Именно эта идея объединяет сотни тысяч людей, возводящих баррикады.

Движение пошло по всей стране, сообщает newsli.ru. «Жёлтые жилеты» блокировали мэрии, префектуры и налоговые инспекции. Громили автозаправки, магазины и кассы для оплаты проезда по шоссе. Поджигали покрышки, перекрывали дороги, разбивали камеры слежения. Протестанты жгли автомобили, били витрины, кидали в жандармов камни и коктейли Молотова. В маленьком городке Пюи-Ан-Велэ дотла сожгли местную префектуру. Триумфальную арку украсили граффити, самым цензурным из которых было «Макрона - в отставку»!

Паника в Елисейском дворце.

Обитатели Елисейского дворца впали в панику. Эммануэль Макрон срочно вернулся в Париж из Аргентины с саммита G-20. Он растерял своё олимпийское спокойствие.

Le Monde цитирует одного из приближённых президента, который рассказывает, что впервые за два года видит Макрона взволнованным. По его словам, в Елисейском дворце идёт постоянный «мозговой штурм»: «Все размышляют вслух, что не характерно для администрации президента».  Прозвучало уже и предложение заменить премьер-министра, но оно было сразу отвергнуто, потому что «это ничего не разрешит», и из-за опасений, что другие «тяжеловесы» в правительстве из правых хлопнут дверью вместе с Эдуаром Филиппом.

За пару дней до субботних акций протеста Макрон приехал в Пюи-Ан Велэ, где сожгли префектуру и попытался выступить перед протестующими. Они не дали ему сказать ни слова. Охрана торопливо посадила президента в автомобиль, но народ долго ещё гнался за кортежем, выкрикивая грубые слова и призывы.

Президенту припоминают всё – и высокомерие, с которым он призывал трудящихся «не лениться», и пренебрежительные советы безработным, и издевки над пенсионерами.

Рейтинг Макрона упал со времени его избрания в несколько раз и сейчас колеблется в районе 25-28%, явно стремясь к рекордно низким показателям позднего Олланда. 

По мнению 51-летней Жаклин Муро, одного из лидеров умеренного крыла «жёлтых жилетов», правительство продемонстрировало глухоту, не захотело слушать нужды людей и тем самым «дало ситуации усугубиться».

Классовая борьба во Франции  приобретает всё более острый характер.