Сейчас на Украине много разговоров о формуле Штайнмайера, возможной встрече в «Нормандском формате» и установлении мира в Донбассе. И, соответственно, крайне негативная реакция на такой  ход событий праворадикальных националистических кругов.

Но тут же возникает вопрос, а готовы ли жители Донбасса из неподконтрольных Украине территорий, т.е. ДНР-ЛНР, к возврату в состав Украины.

В ЛДНР не верят заявлениям Киева, потому что уже больше пяти лет живут под постоянными обстрелами.

Вот что на эту тему говорят донбасские журналисты.

Донбасс скептичен по отношению к «минскому формату» подчёркивает Рамиль Замдыханов: «Пять лет «Минска» – пять лет постоянных обстрелов, агрессивная риторика Киева, отношение к его жителям как к предателям (мол, должны пройти через фильтрационные лагеря, покаяться, ещё посмотрим, с кем примиримся)». И далее он продолжает: ««Нормандские переговоры» безудержного оптимизма и желания подбросить вверх чепчики не вызывают. Но война изнурила население, война мешает развитию экономики, но если они помогут выйти из этой ситуации, почему нет. Лучше попробовать, чем ничего не делать».

В Донбассе проживает около 3 миллионов человек, и мнения у них насчёт реинтеграции в состав Украины весьма разные, говорит Замдыханов: «Есть люди, которые сидят и ждут, когда сине-жёлтые флаги заполощутся на улицах, а украинское телевидение вернётся в эфир. Есть люди, для которых такое развитие  событий категорически неприемлемо. Для чего они тогда прожили пять лет этой жизни, для чего гибли их товарищи. Чтобы опять вернуться на круги своя? Прямого возврата хочет исчезающе малая часть населения. Украина далеко не цветущая, очень агрессивная и переживать похмелье в чужом пиру мало кому хочется. Если говорить о том самом особом статусе, который предоставит некие права, сопоставимые с федеративными и конфедеративными, то этот вариант был бы приемлемым. Но этот закон, чётко озвученный, прописанный и определяющий права, отсутствует. Следовательно, нет предмета для обсуждения, а всё остальное – это умозрительно». «На первых порах достаточно, чтобы Киев заставили прекратить огонь», - завершает Замдыханов.

Жёсткая позиция у Олега Антипова. Он не верит любой киевской власти, что этой, что Порошенко: «Кукловоды находятся совсем не в Киеве. Не важно, кто будет руководить страной. Да, это какая-то подвижка вроде бы. На бумаге – да. Вспомните: было гладко на бумаге, да забыли про овраги. После подписания Минских соглашений прошло уже 4,5 года: с противоположной стороны идут регулярные обстрелы, встречи сторон постоянно переносятся, процесс затягивается с украинской стороны. Я очень сомневаюсь, что подписание документов по «формуле Штайнмайера» что-либо изменит. Находясь здесь, я очень сомневаюсь в этом». Чтобы понять ситуацию в Донбассе, нужно там пожить, продолжает Антипов: «Вы понимаете, здесь кровь. Это трудно понять откуда-то, надо здесь прожить. Местные люди в других словах вам всё это опишут, потому что они видят вот это украинское отношение. Донбасс считает себя «Русским миром» и Россией. Это основное чаяние подавляющего большинства из тех, с кем я общаюсь. Я так думаю, хотя социологии никто не проводил. Люди верят, что пройдя через эти страдания, мы станем всё-таки частью России. Также мы хотим, чтобы территории областей воссоединились, думаю, что с противоположной стороны желают того же».

«Никто в Донбассе не хочет реинтегрироваться в Украину», - уверен Игорь Фарамазян. Люди надеются на то, что если Украина выполнит часть минских соглашений, то она перестанет существовать в том виде, как она нынче есть. «И тогда, может быть, можно будет о чём-то говорить, - заявляет журналист. – То есть, это длительный процесс. Потому что в ту Украину, которая есть на данный момент, никто интегрироваться не хочет и не собирается».  Понятно, в нынешнюю националистическую Украину.

«Мне кажется, - заявляет Александр Наумов, - что реинтеграция в Украину нереальна, это просто какие-то политические игры. На самом деле, у нас путь уже определён – это в Россию. Создание рублёвой зоны, выдача российских паспортов – это и есть то реальное, что на самом деле существует. То, о чём говорят украинские политики – это всё эфемерное».

Есть ещё и экономическая сторона вопроса, на которой останавливается экономический аналитик Виктор Скаршевский.

До февраля 2017 г. все крупные предприятия горно-металлургического комплекса, включая шахты, платили налоги в госбюджет Украины, уголь покупался за гривны из неподконтрольных территорий. Но затем вмешались активисты и организовали блокаду Донбасса. И продолжил их дело президент Порошенко, когда на заседании Совета национальной безопасности и обороны было принято решение о транспортной блокаде Донбасса. Экономические связи разорвались окончательно, и Украина потеряла донецкий уголь.

В результате был резко увеличен импорт угля из России (в т.ч. и угля из Донбасса), расходы на который возросли в два раза, причём уже рассчитывались валютой. Это, кстати, яркий пример российской «агрессии». Также и металлургические предприятия, находящиеся на территории ЛДНР, начали поставлять свою продукцию в Россию и, через неё, на внешние рынки.

Кому на пользу обернулась данная блокада, Украине? Нет! Она только привела к ещё большему коллапсу экономики страны, к росту тарифов для населения за электроэнергию, в частности. Естественно, на этом наживались как российские, так и украинские олигархи.

Кроме того, из-за войны ряд предприятий разрушено, многие шахты затоплены. Для их восстановления, по разным подсчётам, потребуется от 1,5 до 15 млрд. долл.

По данным ООН, на неподконтрольных территориях около 600 тысяч украинских пенсионеров вообще не получают пенсии. За пять лет, по подсчётам Скаршевского, задолженность составила порядка 2 млрд. долл.

И как же Украина собирается возвращать себе людей Донбасса с таким наплевательским отношением к ним.

И, в завершение, приведу одно письмо, которое гуляет по просторам Интернета.

«У меня острая необходимость высказаться, и вы поймёте. Мои сваты живут в ДНР, старший брат в Керчи,  квартира с видом на построенный мост. У меня есть знакомые рядового и офицерского состава народной милиции ЛНР. Я там бываю каждый месяц. Поэтому вся информация достоверная.           Сейчас формула Шайтан-маера, Минск, соглашения и взгляд рядового обывателя на эти процессы. А когда  г. Луганск летом 14 г. армия ВСУ взяла в кольцо, мой город 40 дней находился под оккупацией ВСУ в прямом смысле  этого слова. До этого месяц город обстреливали, 80 бригада ВСУ из аэропорта.  Стреляли просто в любое время дня и ночи.  Женщина вышла на даче в огород, прилетела мина, разорвало на куски.          

Или ночью прилетел снаряд в квартиру на 5 этаже. Все погибли. И таких случаев масса.  А когда 20 июля в город вошли воины ВСУ Черниговского  полка, на ключевых перекрестках блокпосты.  И все началось как в ВОВ.  Появились местные доброжелатели-полицаи,  встречали их,  как освободителей. Их не много, но они были.          

У нас там сборная солянка. На работу  на шахты приезжали люди отовсюду, были и из Западной Украины. 50% населения эвакуировались кто куда. Те,  кто остались - выживали.  Везде проверка документов по спискам. Арестовывали тех, на кого настучали - кто организовывал референдум и так далее. В подвале дворца спорта устроили пыточную. Там  все было в крови, отрезанные пальцы, уши.  Потом уже находили захоронения  людей  со связанными руками и дыркой в затылке.  На территории завода в литейном цехе было скопление бронетехники,  около 100 единиц.  У людей кончались запасы продуктов.          

Света нет, газа нет, связи нет. Пищу готовили на кострах. Вот тут появилось то,  где проявляются лучшие  человеческие качества. Взаимопомощь, делились последним, сообщает newsli.ru. Даже солдатикам срочной службы (ВСУ) помогали. Еще месяц такого состояния и начался бы массовый голод, как в Ленинграде. Все признаки были налицо.           

1 сентября началось освобождение города. Установка Град - это оружие по площадным целям.  А здесь снаряды попадали точно в цель.  На заводе пострадал только литейный цех. У ВСУ-шников началась паника, бегство.  На выезде из города начали жечь их колонну. Все как в Афгане, Чечне, только раненых не добивали, а брали в плен и оказывали помощь.  Затем дали возможность эвакуироваться на грузовых машинах. А своих солдатиков на блокпостах командиры побросали. Местные давали им гражданскую одежду и показывали дорогу, куда надо уходить.          

Поначалу в ополчении были всякие люди - местные, казаки, добровольцы со всего мира. Постепенно происходило становление. Сейчас в республиках 2 полноценных корпуса. 90% местного населения, остальные добровольцы.  Техники достаточно. Регулярно проводятся стрельбы, учения.  Недостатки есть. Пьянство и прочее искореняется.  Дисциплина по сравнению с ВСУ на порядок выше.  Но обстрелы продолжаются на линии разграничения. Гибнут люди с двух сторон. Только со стороны республик погибают не только воины,  а и местное мирное население.  И вот теперь вопрос. Ну, разведут войска, впихнут обратно в Украину. А как люди будут мирно сосуществовать? Как они будут подчиняться Киеву?          

Столько крови пролито.  Я лично вижу только один выход.  А выход таков. Бендеро-бандеровскому проекту более 300 лет,  со времен Мазепы. Сменилось много поколений,  он внедрен на генетическом уровне (право первой брачной ночи,  крепостничество,  войны,  революции и т.д.).  Поэтому процесс не быстрый. Только через информирование, образование.  Всегда есть примерно 15% - конченные,  50%  - диффузники, 35% - адекватные. Все конченные давно выявлены, это - незаконные нацистские батальоны. Там у всех руки в крови. Нормальный человек добровольно не пойдет убивать другого.  ЛНР и ДНР являются полноправными правопреемниками государства Украина.          

Вся власть после государственного переворота (на Майдане) - незаконна. СБУ - как украинское гестапо, должно быть ликвидировано.  Виновные в злодеяниях - наказаны. СМИ, как разжигатели войны - переформатированы.  Как будет происходить процесс, будем смотреть в ближайшее время.  СССР рухнул, несмотря на непобедимую и легендарную,  в боях познавшую радость побед.  Тогда никто не понял сразу,  что произошло. В общем, поживем, увидим».