Многие, наверное, обратили внимание на тот факт, что каждый вновь назначенный министр обороны начинал свое управление армейским механизмом с обновления (в той или иной мере) существовавшей до него формы одежды военных. Новый министр — не исключение. Правда, глобального обновления формы он, вроде бы, не планирует, по крайней мере, в ближайшее время, но зато предлагаемые им, казалось бы, незначительные изменения формы могут оказать весьма кардинальное и, к сожалению, далеко не положительное влияние на боеспособность армии…

Одним из первых громких заявлений Сергея Кужугетовича на посту министра обороны по поводу формы одежды стало обещание к концу года избавить армию от портянок. На первый взгляд — вполне разумно, Портянки в современной армии — явный анахронизм. Но если задуматься… Начнем с того, что портянки, вообще-то, носятся под сапоги, а в российской армии (с легкой руки предыдущих министров) военнослужащих, носящих сапоги, осталось совсем мало — в основном наши солдаты и офицеры в полевых условиях обуты в специальные ботинки с высоким берцем, под которые портянки ну никак не намотаешь, для них уже давно выдаются носки. А вот ношение носок в сапогах — прямой путь к мозолям и санчасти. Дело в том, что облегающие ногу синтетические носки для сапог не подойдут — в них, простите за анатомические подробности, нога почти не вентилируется, ноги в них потеют и преют, а при надевании сапога на хлопчатобумажный носок, тот немедленно начинает сползать, образовывать складки и, как результат, натирать ногу. Кроме того, подобрать сапог таким образом, чтобы нога, обутая в носок, в нем не «болталась», очень сложно, а это тоже, в свою очередь, ведет к образованию мозолей и натоптышей. Представляете себе бойца с разбитыми и натертыми ногами? Согласитесь, жалкое зрелище…

Однако, новая инициатива министра идет дальше — он твердо пообещал избавить арию еще от одного «анахронизма» — шапки-ушанки. Чем он ее собирается заменить в условиях Сибири или Заполярья — загадка, но Шойгу твердо обещает сделать армейские зимние головные уборы «красивыми и современными». Может быть, он хочет заменить ушанки более родными для него и близкими его сердцу малахаями? Замена достойная, но при чем тут тогда красота и, главное, современность? Или новоиспеченный министр хочет использовать свой МЧСовский опыт и переодеть армию в зимние шапки по типу мчсовых зимних кепок? Тогда совсем беда — форма МЧС совершенно не приспособлена, да и не предназначена для длительного нахождения в зимних полевых условиях,поморозим армию. Так что и тут очередным своим заявлением Шойгу, как говорится, «попал пальцем в небо». Почему бы просто не доработать армейскую ушанку под требования сегодняшнего дня — сделать специальные кармашки под современные средства связи, доработать внешний вид?

На фоне вышеперечисленного самая первая «форменная» инициатива нового министра — сделать военную форму многоразовой, звучит достаточно безобидно, сообщает newsli.ru. По мысли министра, поддержанной уже определенными кругами в Думе, то, что солдаты, отслужив, должны будут сдать форму на склад, откуда она после чистки и стирки попадет к солдату следующего призыва, должно сэкономить казне значительные средства. Не будем говорить о психологическом состоянии солдата, который тем самым лишается возможности покрасоваться дома в форме, в которой он честно отдал долг Родине — наша психология никогда власть имущих не беспокоила. Но ведь тот факт, что форма после службы оставалась у военнослужащего, имел и практическое значение — в случае мобилизации или призыва на военные сборы именно в этой форме он должен был прибыть на сборный пункт.  Теперь это будет невозможно.

Может быть, министру все-таки заняться не формой — с ней пока все более-менее терпимо, все нововведения только ухудшают ее — а, например, повышением боеготовности, перевооружением армии или укреплением в ней уставных взаимоотношений?