Церкви мало власти

На днях РПЦ устами главы синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина сделала очередное громкое заявление. Суть его в следующем (цитата): «Мы вместе, духовенство и миряне, имеем полное право на то, чтобы наш голос, голос большинства, был определяющим для принятия любых решений, касающихся настоящего и будущего». 

По словам Чаплина, «нам нужно переходить от роли униженных просителей к роли представителей общественной силы, являющейся большинством нашего народа […] Никто не смеет сказать нам «нет», никто не смеет сказать нам, что диалог с нами вести не будут».

От таких слов, признаться, по спине бежит холодок. Это что ж? Это, стало быть, церковь все это время была лишь «униженным просителем»? Когда забирала муниципальные помещения – детские сады, поликлиники, музеи – это все, значит, были лишь «цветочки», униженные и крайне скромные запросы? Боюсь представить, что будет, когда «никто не посмеет сказать РПЦ «нет»». И уж точно можно не сомневаться, что начнет происходить в школах, если церковь наконец претворит в жизнь давнюю мечту начать «преподавание православной культуры по всем годам [то бишь все 10 лет!] в школе и с достаточной учебной нагрузкой» (сайт Московской патриархии). Срочно запасаемся платками и разучиваем траекторию совершения крестного знамения!

Не меньшее изумление вызывает и заверение Чаплина, мол, духовенство и миряне РПЦ составляют «большинство» общества. С одной стороны, это, мягко говоря, не совсем так. Прокомментировавший заявление Чаплина религиовед Николай Митрохин в этой связи заметил, что «по данным социологических опросов, 80 процентов называют себя православными… Хотя на практике это не соответствует действительности, потому что в церковь ходят от 0,5 до 2,5 процента населения». Как следствие, называть себя «большинством» в обществе РПЦ ну никак не может.

Тем не менее, важно даже не это, а другое. Зачем РПЦ вообще влезать в дела государства, в политику? Если для нее в приоритете дела духовные, так пусть занимается ими, благо работы на сей ниве непочатый край. Ан нет же, мы все чаще слышим от людей в рясах не напоминание власть имеющим о покаянии и обращении к делам правды, а требования этой самой властью с ними поделиться. Так что для церкви важнее: спасение человеческих душ или власть над душами?

Откровенно говоря, ну очень странно слышать, что РПЦ апеллирует выражениями, мол, «мы – большинство». Как-то оно не вяжется со словами Господа Иисуса, напомнившего: «Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими […] Ибо много званных, а мало избранных» (Матфея 7:13; 22:14). Скорее, тут надобно глубоко сокрушаться, чем хвалиться, сообщает newsli.ru. Или для церкви важнее количество, нежели качество? Тут уж у кого какие истинные ценности…

Зато тех, кто обращает внимание на качество своей веры и не рвется к власти и госпривилегиям, похоже, не пристало жаловать. Взять тех же Свидетелей Иеговы, которых РПЦ именует «религиозным меньшинством». (Кстати, в свете вышеприведенных слов Иисуса быть в меньшинстве очень даже обнадеживает в плане веры). Их год от года зажимают, задерживают, отдают в суды, причем, за самое что ни на есть христианское дело – за то, что те собираются для чтения Библии и делятся с людьми тем, что в Божьем Слове узнали. Ни за какие-то там мнимые преступления, ни за жадное стремление к власти или сребролюбие. За то, что стремятся жить по Христову учению. Страшное преступление, однако! Но я как-то не припомню, чтобы РПЦ призывала власти оставить Свидетелей Иеговы в покое. Подумаешь, религиозные притеснения… Зато требовать от государства поделиться влиянием и властью над обществом у церкви получается все лучше и лучше.  

Оцените статью
Добавить комментарий