Опубликованные на прошлой неделе статистические данные показывают, что промышленность России становится все более и более неэффективной. Россия за последние 3 года потеряла 41 триллион рублей, которых недосчитался бюджет страны. Сколько лет после распада СССР экономисты утверждали, что «невидимая рука рынка» сама все отрегулирует. Но сейчас мы зашли в такой тупик, в который не хотели попадать: «рука рынка» не функционирует, а «ручное управление» не может заставить экономику расти. 

Объем добавленной стоимости на предприятиях по основной системе налогообложения снизился за этот период на 40 процентов — со 101 триллионов 287 миллиардов до 60 триллионов 185 миллиардов рублей. И дело здесь вовсе не в санкциях. Как известно, в нашей стране очень многое работает не на поддержку промышленности, а на ее подавление. Это и высокие ставки по кредитам, и отсутствие инвестиционных льгот по налогу на прибыль, и отсутствие ясной стратегии развития промышленности, и многое другое. С возникшей ситуацией пытались разобраться издания "Огонек" и "Коммерсант".

Что такое индустриализация и деиндустриализация?

Индустриализация - это. процесс создания крупного машинного производства во всех отраслях хозяйства страны, прежде всего в промышленности. Курс на индустриализацию в СССР был взят в декабре 1925 года на 14 съезде компартии, причём она проводилась форсированными, то есть ускоренными темпами. 

Деиндустриализация - это не только недостаток производственных мощностей, станков и оборудования в цехах, это и снижение производительности труда на рабочих местах и дальнейшее падение престижа промышленного производства.

Институт экономики роста (ИЭР) на прошлой неделе зафиксировал, что эффективность российской промышленности не то чтобы не растет, а круто падает. За последние 10 лет общая рентабельность российских предприятий снизилась в 8 раз: с 10,5 процента в 2007 году до 1,8 процента в первом квартале 2018 года.

Рентабельность по некоторым основным отраслям:

Рыболовство - 22%

Добыча полезных ископаемых - 16%

Строительство - около 2% (ниже уровня инфляции, которая в 2017 году была 2,52%)

Пассажирские железнодорожные перевозки - 1,5-2%

Оборонная промышленность - 1%

А вот рентабельность в производстве машин и оборудования, станков и автотранспортных средств вообще отрицательная.

В Институте экономики роста (ИЭР) низкую эффективность российского производства объясняют влиянием факторов, которые связаны с промышленной и финансовой политикой в нашем государстве, снижением производительности труда и спроса на внутреннем рынке из-за сокращения доходов населения, политикой высокой ставки Центробанка, которая привела к тому, что стоимость коммерческих кредитов стала выше уровня рентабельности большинства производственных отраслей, отсутствием ясной стратегии в Правительстве России по выводу промышленности из такой ужасной ситуации. Есть и другие причины: 1) выросли цены на импортное сырье, комплектующие и оборудование, 2) с 2011 по 2017 год на 50 процентов выросли цены на услуги таких монополий как РЖД, Россети,Транснефть, Газпром, ЖКХ), 3) выросла кадастровая стоимость (а следовательно, и отчисления по ней), а также увеличились фискальные платежи и сборы. Новые требования к бизнесу (в частности, система «Платон», лицензирование, сертификация и др.) увеличили затраты примерно на 20 процентов. Кроме этого, оздоровление банковской системы обошлось предприятиям в 200 млрд рублей — незастрахованные вклады юридическим лицам не вернули.

В 2016 году в России был принят закон о промышленной политике. Специалисты хотели, чтобы в этом законе на первом месте стояла задача повышения престижа работы в промышленности. Однако, эту идею Правительство России не приняло, сообщает newsli.ru.

Сейчас ситуация в стране следующая: доля услуг растет, а доля производства товаров существенно падает. И вместе с этим падает престижность работы на производстве. Зато работа в офисе, где ничего не производят, ценится очень высоко. Это один из главных признаков деиндустриализации страны.

За последние 25 лет Россия стала страной чистого вывоза частного капитала. За этот период из России ушли около одного триллиона долларов. 

В конце сентября 2018 года стало известно о письме министра экономического развития Максима Орешкина президенту России, в котором он сообщает, что в результате высоких цен на нефть Фонд национального благосостояния на 1 сентября пополнился на 75,8 миллиардов долларов и в этом году превысит 7 процентов ВВП России. А следовательно, пишет далее министр, появляется возможность инвестировать средства ФНБ… в проекты за рубежом. Понятно, что эти инвестиции могут быть выгодными, но разве внутри страны нет в этом острой необходимости? Качество государственного управления экономикой в России таково, что даже свое родное Минэкономразвития предпочитает появившиеся нефтедоллары побыстрее упрятать за границу, а не вкладывать в развитие своей промышленности.