С 15 мая 2015-го года в Датском Королевстве вступает в силу закон, запрещающий секс с домашними животными.

 С 15 мая 2015-го года в Датском Королевстве вступает в силу законодательный запрет на секс с домашними животными.

  Принятию данного законопроекта депутатами датского фолькетинга (парламента) предшествовала  просветительная кампания в скандинавских СМИ, инициированная министром сельского хозяйства и продовольствия Деном Йоргенсеном. Основным критиком инициативы министра, как это ни странно звучит, выступил глава датского Совета по этике в отношении животного мира Бенг Холст.

 Очень любопытна арифметика голосования по данному вопросу. Из общего количества в 179 депутатов фолькетинга в голосовании приняли участие только 104 парламентария. Остальные предпочли пропустить этот знаменательный день в истории датской демократии. Из принявших участие в голосовании 5 депутатов проголосовали против законопроекта и 8 воздержались. Итого ЗА новый законопроект, так кардинально вторгшийся в традиционные народные традиции и забавы датчан, проголосовал 91 депутат, то есть абсолютное большинство от общего количества народных представителей.

 А теперь вновь вернёмся к критикам и оппонентам новой законодательной инициативы министра сельского хозяйства.  Основной оппонент, Бенг Хопст, утверждал. что животные достаточно защищены от насилия и жестокости. По мнению главы Совета по этики животных, в действующем Законе прописаны пункты, запрещающие наносить домашним питомцам боль и страдания, а также моральное унижение и вводить в состояние психологического стресса, сообщает newsli.ru. Также Бенг Холст рекомендовал министру Дену Йоргенсону не напирать на громкие фразы о "сексуальном насилии" над животными, поскольку многие ветеринарные процедуры, такие как  «извлечение спермы жеребца для искусственного осеменения осуществляется точно также, как если бы вы занимались сексом с животным». «Физически это одно и то же», — утверждает главный защитник животного мира Дании.

 Остаётся добавить, что ранее, в 2010-ом году подобный законодательный акт был принят в Норвегии, а через год норвежскому примеру последовали депутаты шведского риксдага.